Приключения слёзки

Автор: Яралек Ольга

г. Мытищи МО

 

Эта история произошла перед самым Новым годом. Маленький дружок, нравится тебе этот праздник? Думаю, да. И, конечно же, с самого начала декабря, ты начинаешь считать дни до волшебного 31 числа, когда часы пробьют двенадцать раз. Этот сказочный праздник ждала и я, ещё совсем маленькой девочкой. И даже сейчас, с приближением Нового года, мне кажется, что в открытую форточку, вместе с хороводом белоснежных снежинок залетит что-то необыкновенное и волшебное. Быть может сам Дед Мороз. Он достанет свой блестящий заснеженный мешок с подарками и протянет мне то, чего мне больше всего захочется. А может быть исполнит все мои желания.

Глава 1. Болезнь.

Кружит снежинок хоровод

Наступит скоро Новый год.

И как приходится жалеть,

Если случилось заболеть.

Саша тихо лежала, обнимая игрушечного медвежонка. Она так ждала Нового года, но тяжёлая ангина уложила её в постель. Детская комната была украшена весёлыми новогодними гирляндами, с люстры свисали большие матовые шары блестевшие тускло и таинственно. По всему потолку разбросаны ватные шарики с прикреплённым к ним новогодним дождём, но ничего не радовало глаз девочки. Даже большая зелёная красавица ель, которую недавно поставил папа у самого окна, а мама нарядила, и зажгла разноцветные фонарики. Зелёный, красный, синий огоньки подсвечивали любимые ёлочные игрушки. Вот блестящий пузатый снегирь, а вот тоненькая сверкающая стрекоза. Как Саша любила эти игрушки! Их доставали один раз в году, бережно разворачивали и затем, украшали мохнатые зелёные лапы, подвешивая одну игрушку за другой.

В этом году всё было не так. Перед самым Новым годом Саша заболела. Это было так обидно. Горло жгло, в глазах щипал песок, и температура никак не хотела падать. Мама с папой не пригласили на праздник гостей, какие гости, когда их девочке плохо.

Саша слышала, как мама говорила по телефону, затем звякнула посуда на кухне, заскрипел пол и, осторожно открылась дверь детской комнаты.

– Ты не спишь, Сашенька? – спросила мама входя. В руках она держала чашку с молоком. От чашки шёл пар. Он клубился, поднимаясь вверх создавая удивительные завихрения. Поставив чашку на тумбочку рядом с кроватью, мама погладила девочку по голове, и поцеловала в лоб.

– Засыпай мой зайчик. Сегодня ночью, тебе приснится удивительная сказка. Утром, когда ты откроешь глазки, под ёлкой будут лежать подарки, которые тебе принесёт Дедушка Мороз и Снегурочка. В эту Новогоднюю ночь обязательно сбудется твоё самое заветное желание. Помни об этом. Спокойной ночи Сашенька.

Мама поправила мягкое одеяло на кровати, взбила подушку и вышла из комнаты. Большие часы пробили одиннадцать раз. За окном было темно. Саша обвела комнату печальным взглядом. Как она ждала этот праздник, как ждала. И вот всё напрасно.

– Моё самое горячее желание поскорее поправиться.

Глаза девочки наполнились слезами. Саша не заметила, как одна крошечная слезинка соскочила с ресничек, покатилась по её щеке и мягко упала на одеяло.

Глава 2. Слёзка.

Я похожа на каплю, дождинку.

Кто не знает малышку слезинку?

И в печали, и в радости с вами.

Вы меня вызываете сами.

– У-у-х! – только и смогла выдохнуть Слёзка, стремительно соскальзывая вниз. «Как дух захватило», — подумала она смело приземляясь.

Маленький друг, ты когда-нибудь видел крошечную девочку, такую маленькую, как слезинка? Наверное, нет. Обязательно приглядись к своим слёзкам внимательнее и тогда ты увидишь…. Представь себе девочку в сине-голубом платьице с воздушными рукавчиками и пышной юбочкой. Большущий бант сидит на самой макушке, на ножки надеты маленькие туфельки с небольшими каблучками. На весёлом личике сияет улыбка, а в глазах огоньки.

Девочка широко открыла синие глаза и удивлённо огляделась вокруг. Под ней расстилалось одеяло, но Слёзке оно казалось огромной равниной. Сказочная девочка сделала несколько неуверенных шажков, сначала робко, потом смелее. Какое же мягкое было это одеяло! Слёзка запрыгала от восторга и захлопала в ладоши. Прыг-прыг, скакала Слёзка. Пуф-пуф, отвечало одеяло. Наконец, она устала и решила присесть. Оглядевшись, девочка заметила большую круглую площадку с двумя дырочками в центре.

–Замечательно – подумала Слёзка, – тут и отдохну.

Не без труда забравшись на круглую лепёшку, девочка постучала по ней каблучком.

Тук-тук-чак-чак. Тук-тук-чак-чак.

Звук был такой звонкий и радостный, что Слёзка засмеялась.

– Что же это такое большое и круглое?

Девочка и не догадывалась, что стояла на обыкновенной пуговице. Да, да, на пуговице пришитой к пододеяльнику. Слёзка села и свесила крохотные ножки в отверстие пуговицы. Вот какая это была маленькая девочка! Затем, болтая ножками, она запела песенку:

Пусть мой рост и не велик

Но, представлю я на миг,

Что кому-то я нужна

Для кого-то я важна!

Так она сидела на круглой пуговице и крутила головой в разные стороны. Слёзка видела огромную белоснежную гору-подушку. На подушке лежала голова Саши. Слёзка сразу узнала её. Саша спала. И тут, крошечная девочка услышала странное злобное бормотание. Звук был не приятным, то визгливым, то глухим. Он то ускорялся, то становился медленным, но разобрать слов, Слёзка не могла.

Глава 3. Ангина.

Подкрадусь я незаметно,

Сяду рядом неприметно,

И начнётся жар, озноб,

Капельки покроют лоб.

За подушкой, на том самом одеяле, на котором сидела Слёзка, пряталась странного вида старуха. Она была небольшого роста, чуть выше Слёзки, с огромным крючковатым носом, на котором торчали чёрные бородавки, глаза горели зелёным огнём, изо рта высовывалось три жёлтых зуба, два снизу, один сверху. Белые волосы торчали в разные стороны. Их было так много, а сама старуха была такая тощая, что казалось, огромный белый шар сидит на палочке. На костлявом теле висело длиннущее чёрное платье. Оно было такое длинное, что не было видно ни носков, ни пяток.

Старуху звали Ангина. Ты знаком с ней, маленький дружок? А может, тебе известна её младшая сестра Простуда? Или старший брат Грипп? Все родственники Ангины жуткие и противные, как она сама, и очень коварные.

Ангина была самой вредной в своей семье и самой страшной. Даже родственники её побаивались. Когда у Ангины было скверное настроение, она начинала верещать, подскакивать и плеваться. А настроение у Ангины было плохое всегда.

Ангина не дожидается подходящего случая, нападает первой. Помни об этом малыш! И если встретишь её на своём пути, лучше отвагу не проявляй, убегай. Мимо она не проходит! Бегает Ангина быстро. А как привяжется, так начинает читать свои заклинания. Раз, два, и всё, кто-то заболел.

Больше всего Ангина любит заражать детей. На взрослых нападает редко. Среди малышей выбирает тех, кто по утрам зарядку не делает, витамины не принимает, не моет руки, когда приходит с улицы.

А ещё, чтобы навредить больше, есть у Ангины коварная хитрость, напасть тогда, когда наступают праздники или каникулы.

Вот она какая — Ангина. Это из-за неё заболела Саша. Сейчас, злая старуха суетилась возле самой подушки, нашёптывая свои заклинания. Она то приседала, то подпрыгивала, то внезапно останавливалась, то начинала бегать взад вперёд.

В злобно сжатых кулачках Ангина что-то держала. Наконец, она замерла. Присела и разжала левый кулак. Из него выскочила малюсенькая палочка, сложенная из крохотных шариков. Прошептав скрипучее заклинание, Ангина выпрямилась. А палочка стала расти на глазах. Она росла, росла и выросла по пояс старухе.

– На этот раз я выбрала тебя Микроб, – проскрипела старуха. – Девчонка больна. Сделай так, чтобы она болела как можно дольше.

– Слушаюсь, – прошипел в ответ Микроб. Он изгибался, ни на секунду не останавливаясь. На круглой головёшке сидели глубоко посаженные маленькие глазки, они не мигали. Рот сомкнулся, превратившись почти в точку. Вокруг глаз и рта было много мелких трещинок. Ниже головы, там, где у нас с тобой шея, маленький читатель, он носил красный шарф. Микроб всё время подкашливал и кряхтел.

– Кто здесь? – послышался звонкий голос Слёзки.

Ангина и Микроб застыли, прижавшись к Сашиной подушке.

Глава 4. Совет Молочного дядьки.

Кто не любит молока,

Тот не спляшет гопака.

Утомится, всё забудет,

Сил уж ни на что не будет.

Услышав странное бормотание, Слёзка поспешила слезть с пуговицы. На её вопрос ответа не было. Девочка осторожно заглянула за край подушки, но никого не заметила.

«Послышалось», – подумала она.

Возвращаясь к пуговице, Слёзка увидела клубы пара над чашкой, которую поставила Сашина мама.

– Как красиво! – восхищённо воскликнула девочка. Она села на пуговицу и подперев щёчки руками, стала смотреть на белый пар. Может быть, ей казалось, но только он превращался то в плавающую в воздухе рыбку, то в туфельку, то, в почти, прозрачный цветок. Слёзка, широко открыв глаза, смотрела на это представление. А ты пробовал когда-нибудь наблюдать за паром, маленький дружок?

– Мне это кажется, или пар становится всё гуще и гуще? – засомневалась девочка. Она увидела, будто пар превращается в лохматую, забавную голову с густыми бровями и косматой бородой. Голова неожиданно моргнула и, сдвинув брови, заговорила низким-низким голосом:

– Сидишь? Глядишь? Бездельничаешь?

– Сижу, гляжу… – удивлённо повторила Слёзка.

– А Саша тяжело больна. Больна. Больна.

– Чем больна Саша? – с тревогой спросила сказочная девочка.

– Ангиной. Где-то тут я её видел. Видел. Видел.

– Ангиной, – снова повторила малышка. – Как жалко Сашеньку. Как ей помочь?

– Тебя, кажется, Слёзкой зовут? Не так ли? Так ли?

– Да, Слёзкой, – пробормотала девочка.

– Вот что… – голова замолчала ненадолго.

– Я помогу, — заволновалась Слёзка. – Я всё сделаю, чтобы ей помочь.

– Не перебивай. Не перебивай. Слушай, – голова тяжело вздохнула, и суровые брови расправились. – Я, Молочный дядька. Появляюсь тогда, когда молоко горячее. Да, горячее. Я научу тебя, как помочь Саше. Но впереди тебя ждёт длинная и сложная дорога. Дорога. Ни кто тебе не поможет, если будет сложно, ни кто не подскажет. Ты должна надеяться только на себя. На себя. Хватит ли у тебя сил пройти неблизкий путь?

– Хватит! Хватит! – закричала Слёзка. – Не смотрите, Молочный дядька, что я маленькая, я ничего не боюсь.

– Да, я не тебя спрашиваю, девочка, – вздохнула голова, – Cебя. Себя. Ну, что ж, слушай. Слушай. Знаешь ли ты, что такое болезнь? Болезнь?

Слёзка отрицательно покачала головой.

– Болезнь – это когда тебе не хочется играть, кушать, гулять, когда всё, что радовало тебя, больше не радует. Не радует. Когда ты равнодушен ко всему, потому что нет сил. Нет сил.

– А кто же забирает силу? – поинтересовалась Слёзка.

– О! Это очень сложный вопрос. Вопрос. Имён у тех кто силы забирает много: Корь, Свинка, Насморк, Коклюш. Но с Сашей другая беда. Беда. Где-то рядом бродит Ангина! Я её видел! Победить ты её не сможешь, лучше не встречайся ей на пути, но прогнать…. Прогнать. Самое большое желание Саши поскорее поправиться. Поправиться. Помочь ей сможет королева Ель. Ель. Только раз в год, зимой, Ель приходит в гости к людям на праздник. Вон видишь, какая красавица. И только сегодня Сашенька может поправиться за одну волшебную ночь.

Слёзка посмотрела на ель возле окна в другом конце комнаты.

— В последний час уходящего года королева Ель может совершить настоящее волшебство. Волшебство. Сейчас она дремлет. Дремлет. Но если её разбудить и рассказать о беде, она обязательно поможет. Поможет.

– А как же она поможет? – удивилась Слёзка.

– Она пошлёт своих верных друзей ФИТОНЦИДОВ. Их бояться все микробы, слуги Ангины. Ангины. От одной встречи с фитонцидами микробы погибают. Погибают.

– И всё? Мне только королеву Ель разбудить нужно? – удивилась Слёзка.

– Слезь с пуговицы и посмотри вниз. Вниз. До королевы Ели не только далеко, но и высоко. Высоко.

Слёзка подбежала к самому краю кровати и посмотрела вниз. Ух, как забилось её сердце, как закружилась голова!

– Высоко! – воскликнула она. – Но, это ничего. Я что-нибудь придумаю. Я обязательно разбужу королеву Ель.

– Это ещё не всё, – сказал Молочный дядька. Пар над чашкой начал исчезать, молоко остывало. – Ты сама не разбудишь королеву Ель. Это сможет сделать только её дочка-Хвоинка. Найди Хвоинку, – голос Молочного дядьки становился всё тише и тише. – Дойти до королевы Ели тебе нужно до двенадцати часов. Как только часы пробьют двенадцать раз, наступит новый год, волшебства не произойдёт. Как найти Хвоинку подскажет дорога и твоя находчивость. Находчивость….

Это были последние слова Молочного дядьки. Пар исчез, а вместе с ним пропала и седая голова.

Глава 5. Заговор.

Мы бактерии-микробы

Самой лучшей в мире пробы!

Мы обманем, навредим.

Мы вас страшно заразим

– Слышал? – зашипела Ангина Микробу, как только Молочный дядька исчез. – Сделай так, чтобы девчонка никогда не дошла до Ёлки. Обманывай, запутывай, пугай! Делай всё что угодно, но не допусти, чтобы она разбудила эту колючую деревяшку! Ангина забегала взад вперёд, затем остановилась и сощурила глаза.

– Нет, тебе одному не управиться, – с этими словами она разжала правый кулак. Под ноги старухи упал махонький шарик. Она завыла, запричитала и шарик начал расти. Раз, два, три… Шарик вырос, но всё же был поменьше Микроба. Вместо ножек и ручек у него были несколько тонюсеньких ниточек. Ротик существа был недовольно выгнут, глазки сидели близко друг другу и быстро-быстро бегали.

– Ты Вирус, пойдёшь вместе с Микробом. Нет никого лучше, кто бы так врал и изворачивался, как ты. Вместе вы справитесь.

– Ап-чхи. Я и один могу справиться! – запищал Вирус. – Нет ничего страшнее вирусной ангины.

– Кха-кха. – закашлял Микроб. – Сопли подотри.

– Ап-чхи. Ах, ты бацилла противная. Я и тебя заразить могу!

– Кха-кха Я сейчас тебя …, – завопил Микроб и кинулся на Вируса.

– Ап-чхи – чихнул очередной раз Вирус, подобрал все свои тонюсенькие ножки-ручки и быстро покатился на подбегающего Микроба.

Вирус и Микроб верно служили Ангине. Из страха, они готовы были на любые гадости и подлости. Оба ненавидели всё живое. В этом они были похожи друг на друга. Во всём остальном отличались. Микроб был длинной палочкой, Вирус круглый. Один кашлял, другой чихал. Один пищал, другой шипел. Вирус был меньше Микроба во много раз. Да и сам Микроб был крошечным. Но колдовство Ангины заставило их подрасти.

Ангина смотрела на драку равнодушно и продолжала говорить:

– Пойдёте за девчонкой, но только так, чтобы она вас не заметила и не увидела.

– Чтоб не заметила? – пропищал вырывающийся от Микроба Вирус.

– Да, паразит! Чтоб не заметила, иначе всё дело испортите! Если она узнает о том, что кто-то ей мешает, будет осторожна. Понятно?

– Понятно! – хором ответили Микроб и Вирус.

–Молчать! – заорала Ангина. – Где девчонка? Вы потеряли девчонку!

Втроём они выскочили из-за подушки. На одеяле никого не было.

Глава 6. Спуск.

Вот спускается перо

В темноте оно бело.

Парашютик необычный,

Но к полётам он привычный.

Как только пропала голова Молочного дядьки, Слёзка ещё раз подошла к краю кровати.

«Вот и начались первые трудности» – подумала девочка.

Вздохнув, Слёзка легла на одеяло, подпёрла голову руками, от чего её щёчки сразу надулись, и стала размышлять:

«Просто так мне не спуститься. Как же быть? Может кончик одеяла спускается к самому полу, и я смогу скатиться по нему, как с горки?»

Эта мысль так понравилась девочке, что она вскочила на ножки и опять подбежала к краю постели. Но, нет. Одеяло висело высоко над полом. Слёзка огорчилась. Ведь всем известно, что капелька воды разбивается на мелкие брызги, падая даже с небольшой высоты.

– Что же делать? Что же делать? – спрашивала себя девочка. «У меня так мало времени, мне нужно спешить! Я должна что-то придумать».

Она зашагала по одеялу к подушке и запела свою песенку:

Пусть мой рост и не велик

Но, представлю я на миг,

Что кому-то я нужна

Для кого-то я важна!

Чем ближе подходила Слёзка к подушке, тем больше и больше приходилось ей запрокидывать голову. Наконец, уткнувшись в неё вплотную, Слёзка потеряла равновесие и, падая, вцепилась во что-то гладкое и плотное торчавшее из подушки. Слёзка потянула стержень на себя. Он поддался.

– Что это за палка торчит в подушке? – удивилась она. – Нет. Это не палка, – сама себе ответила девочка. Она опять потянула стержень на себя и, после небольшого усилия он показался весь.

– Какая невесомая, – удивилась Слёзка.

Почти от самого основания в разные стороны от стержня расходились плотно переплетённые белые нити. Они были так удивительно сплетены между собой множеством крючочков, что казалось, будто и нет никаких нитей, а сплошное белое полотно. У основания стержня пушилось несколько легчайших, ниточек, не скреплённых между собой и мягко раскачивающихся даже от дыхания Слёзки.

Девочка замерла со своей находкой в руках. Какая-то мысль крутилась в её голове и не давала покоя. Она приподняла стержень. Он был больше Слёзки. Девочка хитро улыбнулась и подпрыгнула на одеяле. Опустилась она медленно, словно кто-то аккуратно придерживал её сверху.

– Вот! – обрадовалась девочка. Она подбежала к краю кровати, зажмурила глаза и прыгнула вниз. Всё замерло у неё внутри и похолодело.

А со стороны было видно, как в воздухе, при ярком свете луны, одиноко кружится белое маленькое пёрышко.

Глава 7. Погоня.

От нас, кха-кха-кха, не легко убежать

По воздуху быстро успеем догнать.

Догоним, погубим, догоним, погубим

Мы вас заразить, никогда не забудем

Ангина, Микроб и Вирус подскочили к самому краю кровати и свесились вниз. Они увидели, что Слёзка спускается на белом пёрышке. Девочка летела плавно и медленно кружилась.

– Девчонка падает прямо на ковёр под кроватью, – прошипела Ангина. – Это хорошо. Там есть мои старые знакомые – Пылинки. Где пыль и грязь, там всегда нам рады.

Ангина хищно улыбнулась и потёрла ладошки сухих рук.

– Сговоримся с Пылинками и запылим Слёзку, – запищал Вирус.

– Запорошим глаза, чтобы дорогу не нашла, – зашипел Микроб.

– Поторопитесь, – рыкнула Ангина.

Микроб и Вирус подпрыгнули и полетели вниз. Ангина смотрела вслед двум своим слугам и скрипучим шёпотом стала напевать. Может, она и не напевала, а просто говорила? Может быть, Ангина вовсе не умеет петь?

Заражу воздушно-капельным путём

И поверьте, здесь погода не причём!

Напущу я Лихорадку, Боль, Озноб

Капельками пота весь покрою лоб.

Головную боль подброшу не спеша

Ломота в суставах хороша.

Прогоню я сон и аппетит

А за мной последует Отит.

Я температуру подниму

Всё у вас здоровье отниму.

Осложненья рядом, всё болит

Ревматизм, Полиартрит, Нефрит.

Я Анги-и-и-и-и-и-и-на

Как замедленная мина!

Закончив свои нашёптывания, Ангина хмыкнула: – Ну, кажется, всё складывается отличненько!

Глава 8. Шерстяной лес.

Перед вами лес пушистый,

Не зелёный, не душистый.

Нет зверей в нём, нет ловца.

Шерстяные деревца.

Слёзка кружилась в воздухе, крепко держась за пёрышко, а оно вальсировало, плавно опускаясь вниз. Комната раскачивалась в разные стороны, то вправо, то влево. Все предметы, казавшиеся Слёзке с высоты кровати не очень большими, приобрели огромные размеры. Девочка посмотрела вниз и увидела, как навстречу ей движется густой лес. На самом деле, конечно, лес стоял на месте, это Слёзка опускалась вниз. Да и не лес это был, а всего лишь небольшой коврик из шерсти.

Слёзка приземлилась в самом центре коврика лежавшего рядом с кроватью. Девочка не догадывалась куда попала. Отпустив пёрышко, она оглянулась. Ворсинки шерстяного коврика были намного выше Слёзки и чтобы разглядеть девочку, они стали наклоняться ближе к ней. Все ворсинки казались на одно лицо, то есть, совершенно похожие друг на друга. Они приветливо улыбались Слёзке. Между ними, то там, то сям, были разбросаны серенькие шарики с забавными печальными мордашками. Шарики прислонялись к ворсинкам, словно искали у них защиты.

– Кто ты, маленькая девочка? – спросила одна из ворсинок ковра.

– Слёзка, – ответила отважная малышка.

– Как ты к нам попала? Куда направляешься? Кто ты? – наперебой спрашивали девочку жители шерстяного леса. Одна из ворсинок, что была ближе всех к девочке, выгнулась, и получился стульчик. Ворсинка вежливо пригласила Слёзку присесть.

Девочка скромно присела на краешек пушистого «сиденья» и рассказала о себе всё, начиная с самого рождения.

– Мне очень нужно дойти до королевы Ели.

Ворсинки понимающе кивали в такт словам девочки.

– Но сначала, я должна найти её дочку Хвоинку – закончила свой рассказ Слёзка.

Среди ворсинок было ещё два существа, которые внимательно слушали маленькую девочку. Микроб и Вирус добрались до шерстяного леса. Как же они смогли спуститься, спросите вы? Они просто столкнули друг друга с кровати. Упали в ковёр и не разбились. Ведь всем известно, что, таких как они, ничего не берёт. Микроб и Вирус успели пошептаться с пылью и теперь сидели в засаде.

– Путь до королевы Ели длинный. Тебе придётся долго идти. А где найти Хвоинку, мы не знаем. Только у нас в шерстяном лесу её нет. Но может тебе сможет помочь бабушка Игла? Она живёт рядом с нами в щёлке пола, между двумя досками. Бабушка Игла знает много, вдруг, да и подскажет что-нибудь про хвойную иголочку – говорили ворсинки.

– Хвойную иголочку? – переспросила Слёзка.

– Конечно. Хвоинки – это тоже иголки. Разве ты не знала?

– Нет, – удивлённо ответила девочка, – не знала.

Пока ворсинки и Слёзка разговаривали, вокруг появилось множество серых шариков, два из них даже успели засесть у Слёзки под самыми ножками. Гул от бормотания этих странных существ стал даже мешать разговаривать.

– Кто это такие? – осторожно спросила девочка, указывая на лежащий рядом шарик.

– Это пыль, хором ответили ворсинки, – она постоянно набивается в шерстяной лес, а иногда так его заполняет, что мы вязнем в ней по самую макушку. Всё начинается с того, что одна, две пылинки залетают к нам в поисках жилья. Их мордашки так печальны, что мы разрешаем им поселиться у нас, и оказываем самый радушный приём. Но вскоре, пылевых шариков становится всё больше и больше, они уже не ведут себя как гости. Шумят, мешая нам разговаривать, толкаются, громоздятся друг на друге закрывая нас собой. В этом случае вся надежда на свистящую громадину, которую люди называют пы-ле-сос. Мы с нетерпением ждём уборку, но после неё всё повторяется снова.

– А если не пускать первые пылинки? – спросила Слёзка, слегка отталкивая от себя шарик. Как только Слёзка его коснулась, он мгновенно уменьшился, почти исчез.

– Как же! – воскликнули ворсинки, – Им негде жить… Ворсинки с любопытством наблюдали, как уменьшилось ещё несколько пылинок, которых коснулась Слёзка.

– Ну, как хотите, – проговорила девочка, – так они всегда будут набиваться к вам в шерстяной лес и мучить. А вы будете задыхаться от пыли, тонуть в ней и жалеть своих обидчиков? Пожалейте себя! Вы замечаете, что пыль меня боится? – поинтересовалась девочка. Вокруг меня пылевых шариков почти нет, да и бормотание их еле слышно.

– Конечно, – воодушевились ворсинки. – Пыль боится воды. Вода прибивает пылинки, вот их и меньше вокруг тебя, да и ведут себя тише.

– Я смогу вам помочь, – уверенно сказала Слёзка, – мне достаточно побродить по шерстяному лесу и у вас станет спокойнее хотя бы на время, а то когда ещё придёт ваше спасение.

И Слёзка отправилась гулять по шерстяном лесу. А Микроб с Вирусом следили за девочкой и шли следом. Но пыли становилось меньше и меньше. Их план сорвался, и Микроб почти разорвал свой шарф от злости, а Вирус искусал все кулачки на своих ножках и ручках. Пыль прибилась, стала маленькой, мокрой и совсем не шумной. Когда прогулка подошла к концу, настало время прощаться. Ворсинки взволнованно качались, им было жаль расставаться с девочкой.

– Если тебе или твоим друзьям будет нужна защита или место, где можно спрятаться, приходите. Мы всегда рады помочь.

– Спасибо, – ответила девочка. – Мне пора. Как хорошо, что я познакомилась с вами.

Слёзка помахала рукой на прощанье и пошла, искать бабушку Иглу.

Глава 9. У бабушки Иглы.

Мне зашить, заштопать

Как в ладони хлопать.

Прострочить и вышить,

Как дышать и слышать.

Как только Слёзка вышла из шерстяного леса, ей стало казаться, что рядом кто-то идёт. Но сколько она не оглядывалась, никого не замечала, ведь вокруг было темно. Вдруг, она услышала странное завывание и стук.

– У-у-у, – раздалось справа. От неожиданности девочка упала.

– А-а-а, – закричало что-то слева. Слёзка испуганно заморгала.

– Кто здесь? – прошептала она. Девочка сильно испугалась. Что-то заклокотало впереди и сразу застучало позади. Слёзка не знала, что делать? Куда бежать? В темноте, ей казалось, что вокруг бродят громадные чудовища. На самом деле, как ты уже догадался маленький дружок, это были злющий Микроб и зловредный Вирус. Они бежали за Слёзкой от самого шерстяного леса и никак не могли придумать, как её остановить. Пока кто-то из них не сообразил напугать Слёзку.

– Что делать? Что же делать? – спрашивал Микроб.

– Тупые, глупые, ничтожные пылинки, не помогли! – шептал про себя Вирус.

– Апч-хи. Давай будем свистеть и стучать в темноте, – пропищал Вирус.

– Кха-кха. Давай будет шипеть и верещать, – прошипел Микроб.

– Нет, пусть будет по-моему, – прорычал Вирус.

– Нет, по-моему, – просипел Микроб и полез драться.

Они сцепились и надавали друг другу таких тумаков! Вот эти удары, вопли и шипение как раз и услышала Слёзка. Микроб с Вирусом сцепились не на шутку. Уже нельзя было разобрать, где из них кто, они свернулись в один клубок, который носился, не останавливаясь по кругу. Но Слёзка ничего этого не видела. Она вскочила с пола и побежала, что было сил. Бежать девочке пришлось не долго. На её пути появилась щель в полу. Слёзка не успела остановиться и упала прямо к бабушке Игле.

При свете настольной лампы за чайным столиком устроилась очаровательная старушка. Её седая голова была гордо поднята, на коленях лежали пяльцы, в руках она держала маленькую чашечку горячего чая.

– Здравствуйте. Вы бабушка Игла? – ещё не отдышавшись от бега, выпалила Слёзка.

Старушка подпрыгнула на своём кресле от неожиданности.

– Что случилось? – забеспокоилась она. – Кто пришёл?

– Это я, Слёзка.

– Какая блёстка? – переспросила напуганная старушка.

– Не блёстка, Слёзка, – громче повторила девочка.

– Ах, Слёзка! – наконец услышала бабушка Игла. – Что же ты так меня напугала деточка? Почему ты бегаешь так поздно? Дети в твоём возрасте должны давно спать.

Как и все бабушки, бабушка Игла была доброй и заботливой старушкой.

– Я не обычная девочка, бабушка Игла. И мне некогда спать. Я ищу Хвоинку, дочку королевы Ели. Вы не видели её бабушка?

– Как не видела, видела, конечно, и не одну снежинку.

– Не снежинку, бабушка, Хвоинку. Хвойную иголочку, – протараторила Слёзка.

– Ах, ты про хвойную иголочку меня спрашиваешь. Видела, конечно, много раз. Вот только где она сейчас я не знаю. Она небольшая, узенькая, да длинненькая, может куда угодно запрятаться.

– Бабушка Игла, а почему Хвоинку тоже иголочкой зовут?

– Так она очень на меня похожа, только зелёненькая. Да и ещё одно сходство есть, колемся мы. Тебе не холодно деточка? – забеспокоилась бабушка Игла.

– Нет, бабушка, спасибо, не холодно. А почему к королеве Ели только Хвоинка обратиться может? Вы не знаете? – спросила Слёзка.

– Запамятовала я что-то. Дай ко, вспомнить.

Старушка отхлебнула чай из чашки.

– А ты пока присаживайся рядом, я тебя вкусным чаем угощу. Устала, наверное, золотце моё.

– Тороплюсь я очень бабушка, — ответила Слёзка, но из вежливости села в кресло напротив старушки. Тёплый свет настольной лампы, горячий чай, и тихий голос бабушки убаюкивали девочку.

– Вспомнила, – сказала старушка. – Мне про это ещё Семечко рассказывало, пока не заснуло. Королева Ель, как и многие растения, зимой впадает в оцепенение.

– А что это значит? – спросила Слёзка.

– Это значит, спит наяву. Чтобы к ней обратиться, разбудить, нужно заклинание знать. Его она только своим дочкам хвоинкам сказывает, когда те покидают её опадая. Но как только хвоинкам понадобится помощь, они сразу к своей королеве-матери обращаются.

– Спасибо, бабушка. А не подскажете ли мне, в какой стороне Хвоинку искать?

– А чтобы не икать, ты ещё чаю попей, — ответила Игла.

– Да нет же, бабушка, – засмеялась Слёзка, – Не икать, искать. Где Хвоинку искать?

– Ох, прости меня деточка, глуховата, ушко то у меня одно. А где Хвоинку искать ума много не надо. Где мать стоит, там и хвоинки есть. Так что, если Хвоинки тебе в пути не повстречается, то уж обязательно рядом с Елью будут, да не одна, а множество.

Бабушка Игла всё подливала и подливала Слёзке чаю, снова и снова укутывая девочку в тёплый плед, и говорила, говорила. Она рассказывала, как давным-давно была молодой и блестящей, как много сшила и заштопала за свою жизнь, как попала сюда, случайно выпав из игольницы, как ей одиноко без своих приятельниц ниток и иголок. Девочка слушала, кивала головой и с трудом открывала глаза. Так уютно и тепло было в доме бабушки Иглы, что Слёзка почти заснула. Как только её голова упала на грудь, девочка вскочила.

– Прости меня бабушка! Не могу больше я с Вами оставаться. Мне нужно Сашеньке помочь. Спасибо Вам, за тепло и радушие. Я не забуду, как Вы были добры ко мне.

– Не за что, деточка. Ко мне так редко заглядывают гости, – печально проронила старушка. – Будь внимательна в пути. Если что, возвращайся ко мне. Удачи тебе.

И тут Слёзка вспомнила, что попала к бабушке Игле совершенно случайно. Ведь испугавшись, она бросилась вперёд, не глядя, вот и упала в щёлку пола. Слёзке стало страшно. А вдруг её поджидает этот КТО-ТО в темноте?

– Бабушка Игла, ты не знаешь, рядом с твоим домом никто страшный не бродит? – спросила девочка.

– Что ты, дорогая! – испуганно ответила бабушка. – С чего ты взяла? От удивления бабушка Игла встала с кресла.

Чтобы не расстраивать старушку, Слёзка ничего не стала рассказывать.

– Я пошутила, бабушка! – улыбнулась она.

Девочка ещё раз попрощалась с бабушкой Иглой и бесстрашно шагнула в темноту.